Анализ заболеваемости некоторыми инфекционными заболеваниями в Российской Федерации и меры по их профилактике - Медицинская статистика - Каталог статей - Управление здравоохранением
Главная » Статьи » Медицинская статистика

Анализ заболеваемости некоторыми инфекционными заболеваниями в Российской Федерации и меры по их профилактике
Источник: журнал «Главный врач».

Липатов Д.А., Тарасов Е.А. Центр изучения проблем здравоохранения

В статье[1] рассматриваются эпидемиологическая ситуация в Российской Федерации по кори, малярии, токсоплазмозу и необходимые меры по профилактике указанных заболеваний.

Корь

По данным Всемирной организации здравоохранения в последние годы отмечается неблагополучие по кори во многих странах мира. Так, высокая заболеваемость корью в 2016 году регистрировалась в Армении, Грузии, Кыргызстане, Таджикистане, Беларуси, Румынии, Боснии, Бельгии, Италии и ряде других стран.

Благодаря принятым дополнительным мерам по профилактике кори, в Российской Федерации после пика заболеваемости в 2014 году регистрируется снижение заболеваемости корью. В 2016 году по сравнению с 2015 годом заболеваемость снизилась в 4,7 раза и составила 0,12 на 100 тыс. населения (2015 год – 0,58).

Сохраняется крайне неравномерное распределение кори по территориям страны. Число территорий, где случаи кори не регистрировались, увеличилось до 62 против 38 в 2015 году; на 21 территории показатель заболеваемости был менее 1,0 на 100 тыс. населения и только в двух регионах страны (Свердловская область и Республика Бурятия) интенсивный показатель составил 1,76 и 1,12 на 100 тыс. населения соответственно.

Спорадическая заболеваемость (показатель заболеваемости составляет менее 1 на 100 тыс. населения) регистрируется в 91,3% территорий страны.

В 2016 году выявлен 21 импортированный случай кори из 7 государств: Германия (1), Р. Беларусь (5), Индия (2), Китай (2), Таиланд (2), Индонезия (6), Монголия (2), Сингапур (1). Без учета импортированных случаев (по критериям ВОЗ) показатель заболеваемости корью в Российской Федерации в 2016 году составил 1 случай на 1,0 млн. населения. Импортирование наблюдалось на территории 9 субъектов Российской Федерации, из них в трех субъектах имело место вторичное распространение инфекции.

В структуре заболевших корью, в отличие от 2015 года, преобладают дети в возрасте до 17 лет – 57,3% (2015 г. – 41,9%), показатель заболеваемости – 0,36 на 100 тыс. возрастной группы. Наиболее высокая заболеваемость среди детей отмечалась в возрастной группе до 1 года – 1,29 на 100 тыс. детей (25 случаев).

По-прежнему, эпидемический процесс кори поддерживался за счет лиц, не привитых против кори или не имевших сведений о прививках, на долю которых в 2016 году пришлось 70,8%.

В отчетном году было сформировано 75 очагов кори, из них 78,7% (59) составляли очаги с 1 случаем заболевания и 21,3% (16) очагов с распространением инфекции. Очаги с вторичным распространением наблюдались только в 8 субъектах из 23, где регистрировалась заболеваемость.

В 2016 году снизилось количество локальных вспышек кори с 18 в 10 субъектах (пострадало 365 человек из них 45,2% дети до 17 лет) до 2-х: в Свердловской области зарегистрирована 1 вспышка (с числом пострадавших 76, из них 52 ребенка), в Иркутской области – 1 вспышка (число пострадавших – 24 и 16 соответственно).

В ходе эпидемиологического расследования очагов в Свердловской и Иркутской областях ретроспективно были установлены пропущенные случаи кори, которые послужили вероятными источниками инфекции для находящихся в стационаре детей. Основными причинами возникновения очагов кори явились:

- накопление большой когорты восприимчивого населения за счет неучтенного населения (отсутствия переписи среди взрослого населения с целью выявления лиц, нуждающихся в вакцинации против кори, основной причиной этого послужила работа медицинских организаций только с "прикрепленным" населением);

- отсутствие настороженности у медицинских работников в отношении кори, что приводит к пропущенным случаям кори, несвоевременной изоляции заболевших и соответственно позднему проведению противоэпидемических мероприятий в очаге;

- позднее проведение противоэпидемических мероприятий в очагах (позже 72 часов после контакта с источником инфекции) приводит к появлению случаев кори у привитых по эпидпоказаниям и соответственно снижает значимость иммунизации как профилактического мероприятия; при этом необходимо учесть, что в условиях эпидемического неблагополучия следует максимально расширять границы очага в целях повышения охвата взрослого населения прививками против кори;

- неполный охват иммунизацией против кори подлежащих лиц в очагах: от 20 до 30% подлежащих остаются непривитыми (по причинам медотводов, отказов от прививок и прочее), что создает условия для дальнейшего накопления восприимчивого населения.

В ряде субъектов Российской Федерации (Чеченская Республика и Республика Дагестан, Свердловская область) специалистами Национального научно-методического центра по надзору за корью и краснухой (далее – НЦ), региональных центров (далее – РЦ) проводились проверки по вопросам организации и осуществления эпидемиологического надзора за корью и краснухой, в ходе которой выявлены следующие нарушения в части:

- документов, подтверждающих полноту, достоверность и своевременность учета групп, подлежащих прививкам;

- анализа привитости контингентов групп риска в возрасте 36 – 55 лет;

- персонификация данных при планировании иммунизации и анализа выполнения плана профилактических прививок;

- оснащения термоиндикаторами для хранения ИЛП;

- контроля режима хранения ИЛП и получения/расхода ИЛП.

В отчетном году продолжилось выявление возможных случаев кори среди лиц с пятнисто-папулезной сыпью и лихорадкой ("экзантемные" больные) – активно выявлено 27 случаев кори.

По результатам исследований напряженности иммунитета к вирусу кори в индикаторных группах населения в целом по стране за последние 3 года выявлено снижение доли серопозитивных сывороток с 90,6% (в 2014 г.) до 85,5% (в 2016 г.).

Отрицательная динамика доли серопозитивных сывороток отмечается во всех индикаторных группах: детей 3 – 4 лет – с 94,7% до 92,4%; 9 – 10 лет – с 92,5% до 87,0%; 16 – 17 лет – с 86,2% до 76,3%; а также взрослых 23 – 25 лет – с 87,6% до 82,6%; 30 лет и старше – с 92% до 87,3%.

Наибольшее нарастание доли серонегативных лиц по итогам 2016 года (от 30 до 50%) отмечено в Краснодарском и Хабаровском краях, Республике Карелия, Костромской, Пензенской, Астраханской областях и Еврейской автономной области.

Вместе с тем, анализ результатов серомониторинга в динамике за ряд лет в каждой возрастной группе, проведенный в Национальном научно-методическом центре по надзору за корью и краснухой (на базе ФБУН "Московский НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского"), не выявил тенденции к накоплению восприимчивых к кори лиц с течением времени.

Полученные результаты свидетельствуют о необходимости выяснения в каждом субъекте Российской Федерации причин появления высокой доли серонегативных к вирусу кори лиц среди привитых живой коревой вакциной, что позволит дифференцированно подходить к разработке мероприятий по предупреждению накопления восприимчивых к кори лиц на различных территориях.

По результатам серологических исследований на наличие антител к вирусу краснухи, которые в 2016 г. проводились во всех субъектах Российской Федерации, во всех индикаторных группах населения отмечается рост доли серопозитивных лиц: в группе детей 3 – 4 лет – на 0,8%, 9 – 10 лет – на 2% и 23 – 25 лет – на 2,2%.

При этом наибольшее нарастание доли серонегативных к краснухе лиц среди обследованных (до 9 – 20%) по итогам 2016 года отмечено в Краснодарском крае, Чеченской Республике, Оренбургской, Челябинской областях и Ямало-Ненецком автономном округе.

В 2016 году против кори в целом по стране привито более 4,7 млн. чел., в т.ч. 3,5 млн. детей.

Не в полном объеме выполнен план вакцинации против кори детского населения в 3 субъектах Российской Федерации: Псковской области (82,1%), в Ненецком автономном округе (89,7%) и Республике Крым (92,8%); взрослого населения – в 4 субъектах Российской Федерации: в Республике Тыва (29,5%), Московской (86,4%) и Мурманской (54,8%) областях, Пермском крае (77,4%).

План ревакцинации среди детского населения выполнен не в полном объеме (на 68 – 93%) в 6 регионах: Архангельской, Нижегородской, Псковской областях, республиках Крым, Коми и Ненецком автономном округе; по иммунизации взрослого населения в 4 регионах – Республике Тыва (35,9%), Приморском (77,7%) и Красноярском (86,7%) краях, Чувашской Республике (89,4%).

При этом в ряде субъектов Российской Федерации отмечается перевыполнение плана по вакцинации (ревакцинации) против кори на 30 и более процентов: в республиках Карелия, Марий Эл, Бурятия, Удмуртской Республике, Ивановской, Ярославской, Вологодской, Псковской, Иркутской, Новосибирской областях, Алтайской крае, Ханты-Мансийском автономном округе, что свидетельствует о некорректном планировании или отчетности.

Низкие показатели заболеваемости корью в 2016 году определялись высоким охватом населения прививками, превышающим регламентированные показатели во всех декретированных возрастных группах населения. Так, своевременность охвата вакцинацией против кори в 2016 году детей по достижении 24 месяцев составила – 97,7% (2015 г. – 97,2%), охват ревакцинацией в 6 лет – 97,0% (2015 г. – 97,3%), прививками против кори в 18 – 35 лет – 98,9% (2015 г. – 98,4%).

Показатели своевременности охвата прививками (в 24 мес.) ниже регламентированного зарегистрированы в 2-х субъектах страны (Ненецком автономном округе – 90,7% и в Чеченской Республике – 94,5%). Недостаточный охват ревакцинацией детей в возрасте 6 лет отмечен в 7 субъектах страны (Московской, Тверской, Владимирской, Курганской, Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах, республике Крым). Низкий охват иммунизацией взрослого населения (18 – 35 лет) регистрируется в Чеченской Республике (90,4%) и Чукотском автономном округе (93,3%).

На начало 2017 года (по ф. 6) дети 0 – 18 лет остаются не привиты/однократно привиты: 1,94 млн./8,9 млн. детей; из 33,9 млн. взрослых 18 – 35 лет – 358,7 тыс./445,5 тыс. соответственно.

С учетом того, что в 2016 году расширены контингенты подлежащих на иммунизацию до 55 лет (согласно приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 16.06.2016 N 370н), которые должны быть включены в план 2017 года, в ряде субъектов Российской Федерации отмечено существенное занижение планов даже в отношении взрослых 18 – 35 лет, которые должны быть привиты в течение текущего года:

- по вакцинации: в Московской, Владимирской, Калужской, Волгоградской, Ростовской, Новосибирской, Иркутской, Еврейской автономной областях, республиках Калмыкия, Коми, Чеченской и Чувашской республиках, Чукотском автономном округе и Камчатском крае;

- по ревакцинации: в Московской, Владимирской, Ростовской, Калужской областях, республиках Северной Осетии (Алания), Ингушетия и Алтай.

Следует отметить, что в ряде регионов практически завершается иммунизация возрастной группы 18 – 35 лет (Курская, Липецкая, Рязанская, Тамбовская, Пензенская, Сахалинская области, Карачаево-Черкесская Республика, Забайкальский край).

В 2016 году продолжались исследования по генотипированию диких штаммов вируса кори и краснухи в рамках мониторинга их циркуляции. По данным ФБУН МНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского Роспотребнадзора исследовано 48 штаммов вируса кори из 23 регионов Российской Федерации. Установлено, что 35 штаммов вируса принадлежали к генотипу D8, 13 – к генотипу Н1.

Вирусы генотипа D8 были представлены преимущественно штаммами двух генетических линий – "MVi/HuluLangat.MYS/26.11" малазийско-индонезийского происхождения и "MVs/FrankfurtMain.DEU/17.11" индийского происхождения.

Вирусы линии D8 "MVi/HuluLangat.MYS/26.11" до 2015 г. на территории России не изолировались, в 2015 – 2016 гг. были выделены от ограниченного количества спорадических случаев и локальных вспышек инфекции, в некоторых случаях по данным эпидрасследования были импортированы из Индии и Таиланда. По данным генетического анализа вирусы, выделенные от разных вспышек кори, были представлены разными генетическими вариантами, что подтверждает их периодическое независимое импортирование в Россию и исключает возможность продолжительной местной циркуляции.

Вирусы линии D8 "MVs/FrankfurtMain.DEU/17.11" активно циркулировали в Европейском регионе ВОЗ начиная с 2011 г., в России – в период 2013 – 2015 гг. Несмотря на ограниченное число случаев кори, связанных с циркуляцией штаммов вышеуказанной линии, их периодическая изоляция на протяжении 2016 г. при отсутствии данных об импортировании требует дополнительного тщательного анализа эпидемиологических данных с целью исключения возможности продолжающейся местной циркуляции.

Еще один штамм вируса генотипа D8 в 2016 г. был впервые выделен на территории России (Р. Татарстан) и был представлен уникальным генетическим вариантом вируса, импортированным из Индии, его местная циркуляция в стране не регистрировалась.

Штаммы генотипа H1 китайского происхождения были выделены в регионах Сибири (Иркутская область, Р. Бурятия, Кемеровская область) и г. Москва, представлены несколькими генетическими вариантами вируса. С высокой долей вероятности вирусы генотипа Н1 были импортированы из Китая/Монголии, где в настоящее время отмечается их циркуляция. Генетическое разнообразие изолированных штаммов вируса генотипа Н1 и ограниченное время циркуляции указывает на их повторное импортирование.

Данные об импортированном происхождении штаммов вируса кори, выделенных в России в 2016 г., свидетельствуют об отсутствии эндемичных генотипов вируса. В то же время изоляция штаммов генетической линии D8 "MVs/FrankfurtMain.DEU/17.11" в разных регионах России и циркуляция этой линии вируса в европейских странах диктует необходимость динамического наблюдения за ее распространенностью на территории России.

Сочетание таких факторов, как высокая вероятность импортирования инфекции и наличие в популяции чувствительных лиц, обуславливает сохранение риска распространения кори на территории Российской Федерации.

В многолетней динамике заболеваемости краснухой с 2005 года отмечалось снижение заболеваемости, однако в 2016 году в Российской Федерации зарегистрирован незначительный рост заболеваемости – 0,03 на 100 тыс. населения (38 случаев краснухи, из них 3 – у детей до 17 лет в 10 субъектах страны) против 0,02 на 100 тыс. населения (25 случаев) в 2015 году. Все случаи заболевания были классифицированы как местные. Наибольшее количество случаев краснухи (23) зарегистрировано в Ярославской области (1,81 на 100 тыс. населения).

Из 38 случаев краснухи, зарегистрированных в 2016 году, 14 были выявлены активно при обследовании пациентов с пятнисто-папулезной сыпью и лихорадкой.

В структуре заболевших взрослые, преимущественно в возрасте 25 – 39 лет, составили 94,7%. Наибольшая доля среди заболевших приходилась на непривитых и лиц с неизвестным прививочным анамнезом – 94,7% (36 случаев).

В отчетном году было сформировано 30 очагов краснухи, из которых 90% – без распространения инфекции и 10% с вторичным распространением краснухи.

В рамках надзора за врожденной краснухой в 2016 году было обследовано 777 беременных женщин (из очага краснухи, с подозрением на заболевание краснухой, при постановке на учет по беременности) и 6 новорожденных с подозрением на СВК (результаты отрицательные).

За 2016 год было генотипировано 11 штаммов вируса краснухи. Все штаммы принадлежали к генотипу 2В, однако представлены отличающимися генетическими вариантами вируса разного происхождения (Африка, Индия, Юго-Восточная Азия), ранее на территории России не циркулировавшими. В целом генетические данные за 2014 – 2016 гг. указывают на связь заболеваемости краснухой в России с периодическим импортированием вируса из регионов мира, эндемичных по краснухе.

Основные направления профилактики кори изложены в письме Роспотребнадзора от 24.04.2017 N 01/5110-17-32 "Об эпидемиологической ситуации по кори в Российской Федерации в 2016 году. В соответствии с ним в целях улучшения профилактических, противоэпидемических, лечебных мероприятий по профилактике кори и краснухи в субъектах Российской Федерации необходимо:

1. Руководителям территориальных органов Роспотребнадзора совместно с руководителями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья:

- оценить результативность профилактических и противоэпидемических мероприятий в рамках I этапа Программы элиминации кори и краснухи (2016 – 2018 гг.) с принятием дополнительных мер по профилактике данных инфекций;

- обеспечить корректировку плана иммунизации, прежде всего, в части включения в него взрослых из групп риска (работники медицинских организаций, образовательных учреждений и др.), а также дополнительную (подчищающую иммунизацию) не защищенных (по данным серологического мониторинга) возрастных групп населения;

- организовать выборочные исследования напряженности иммунитета к коревой инфекции у медицинских работников, студентов медицинских учебных заведений, ранее привитых или переболевших корью (по данным медицинской документации), с последующей иммунизацией не иммунных лиц; изучение популяционного иммунитета у населения;

- в целях улучшения диагностики кори обеспечить регулярное проведение обучения/переподготовки сотрудников медицинских организаций по вопросам клиники, диагностики и профилактики кори, краснухи/СВК с обязательной проверкой уровня знаний по ее итогам;

- организовать систематическое заслушивание руководителей муниципальных органов здравоохранения и лечебно-профилактических организаций о состоянии работы по иммунопрофилактике населения и медицинских работников;

- обеспечить проведение: своевременных и в полном объеме противоэпидемических и профилактических мероприятий в очагах коревой инфекции с последующей оценкой их эффективности; серологического мониторинга за напряженностью коллективного иммунитета к кори и краснухе в индикаторных группах населения, определенных методическими указаниями МУ 3.1.2943-11 "Организация и проведение серологического мониторинга состояния коллективного иммунитета к инфекциям, управляемым средствами специфической профилактики (дифтерия, столбняк, коклюш, корь, краснуха, эпидемический паротит, полиомиелит, гепатит В)";

- принять меры по: активизации плановой разъяснительной работы с населением, а также с религиозными конфессиями, диаспорами, профессиональными объединениями и ассоциациями по вопросам приверженности к иммунопрофилактике кори и краснухи; организации межведомственного взаимодействия по вопросам проведения профилактических и противоэпидемических мероприятий против кори среди мигрантов, в том числе нелегальных, и других труднодоступных контингентов (религиозных, кочующих групп населения и др.), при необходимости вынести указанные вопросы на заседание СПЭК;

- обеспечить своевременную доставку и качество образцов сывороток крови от больных корью и краснухой, направляемых в региональные центры по надзору за корью и краснухой.

2. Руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области охраны здоровья:

- принять меры по повсеместному достижению и поддержанию высокого охвата (не менее 95%) вакцинацией и ревакцинацией против кори и краснухи декретированных групп населения и по обеспечению достоверности их учета;

- взять на контроль организацию и проведение иммунизации против кори/краснухи детей, имеющих временные и длительные медицинские отводы от профилактических прививок против кори/краснухи, а также своевременность их пересмотра;

- взять на контроль проведение иммунизации против кори работников медицинских организаций, привитых однократно и не привитых, – без ограничения по возрасту, а также мигрантов, кочующих и других труднодоступных групп населения;

- принять меры по обеспечению соблюдения санитарно-противоэпидемического режима в медицинских организациях, своевременному проведению противоэпидемических и профилактических мероприятий в очагах инфекции в соответствии с требованиями санитарных правил. При госпитализации пациентов в стационар учитывать их прививочный статус по кори.

3. Руководителям управлений Роспотребнадзора по субъектам Российской Федерации:

- усилить контроль за: планированием работы по вакцинопрофилактике кори в субъектах Российской Федерации и достоверностью представляемых отчетных данных о выполненных профилактических прививках; соблюдением условий транспортирования и хранения коревой вакцины; организацией противоэпидемических (профилактических) мероприятий в очагах инфекции;

- обеспечить проведение качественного эпидемиологического расследования очагов кори с установлением источников инфекции.

- провести анализ причин высокой доли лиц, серонегативных к кори, принять меры по увеличению иммунной прослойки.

- осуществлять контроль за достоверностью представляемых сведений о профилактических прививках подростков при формировании новых коллективов средних и высших учебных организаций (колледжи, ВУЗы и др.), при необходимости организовать проведение серологического обследования студентов на напряженность иммунитета к кори для решении вопроса о необходимости их иммунизации.

 

Малярия

В 2016 году в Российской Федерации показатели заболеваемости малярией остались на уровне предыдущего года. Всего было зарегистрировано 100 случаев малярии (0,07 на 100 тыс. населения) в 35 субъектах Российской Федерации против 99 случаев малярии (0,07 на 100 тыс. населения) в 33 субъектах Российской Федерации в 2015 году. В 2016 году случаев малярии с местной передачей не зарегистрировано.

Среди заболевших в 2016 году – 2 детей до 17 лет (в 2015 году – 3 детей). Наибольшее число случаев малярии (36%) зарегистрировано среди граждан в возрасте от 20 до 29 лет. Доля заболевших в возрасте 30 – 39 лет составляет 25%, в возрасте 40 – 49 лет – 10%, в возрасте 50 – 59 лет 21%, в возрасте 60 – 69 лет – 5% и 1 случай зарегистрирован в возрасте 92 года.

В структуре заболевших городские жители составляют 96% (96 сл.) заболеваний. Удельный вес мужчин составил 84% (в 2015 году – 81%).

В 2016 году зарегистрирована малярия: тропическая – 62 сл., трехдневная – 31 сл., овале – 6 сл., четырехдневная – 1 сл. В 4-х случаях отмечались микст-формы: тропической малярии с четырехдневной (3 сл.) и тропической малярии с овале (1 сл.) малярией.

Анализ случаев малярии показал, что в 99% случаях завоз произошел из дальнего зарубежья и один случай "прививной" или "шизонтной" малярии.

В 2016 году зарегистрирован завоз малярии из 28 стран Африки (73 сл.). Наибольшее число случаев завезено из 4 стран: Конго – 10 случаев, Анголы и Нигерии – по 7 случаев, Танзании – 6 случаев, Камеруна, Кот-д'Ивуара, Судана, Южного Судана – по 4 случая, Бенина, Ганы, Гвинеи, Замбии, Мали, Уганды, Чада – по 2 случая, из 13 стран – по 1 случаю Буркина-Фасо, Бурунди, Гвинеи-Бисау, Зимбабве, Кении, Либерии, Нигер, Сенегала, Сомали, Сьерра-Леоне, Центральной Африканской Республики, Экваториальной Гвинеи, Эфиопии.

Число завозных случаев малярии из Индии осталось на уровне прошлого года и составило 18 случаев в 2016 году, из них 12 завозных случаев из Гоа.

Зарегистрированы завозные случаи малярии из Афганистана, Гайаны, Океании.

По-прежнему наибольшее число завозных случаев малярии из стран дальнего зарубежья зарегистрировано в городах Москве (28 сл.) и Санкт-Петербурге (10 сл.). Завоз малярии происходит как российскими гражданами (66 случаев), в том числе после служебных командировок (35 сл.), туристических поездок (31 сл.), так и коренными жителями эндемичных стран (33 сл.), в том числе гражданами Африки (27 сл.), Индии (5 сл.).

В 14 субъектах Российской Федерации (Красноярском, Пермском краях, республиках Башкортостан, Марий Эл, Ханты-Мансийском автономном округе, Белгородской, Воронежской, Ленинградской, Московской, Мурманской, Орловской, Тюменской областях, городах Санкт-Петербурге и Москве) заражение граждан малярией произошло во время служебных командировок. Это свидетельствует о недостаточной работе по предупреждению заболеваний малярией организациями, командирующими сотрудников в страны тропического пояса, что является нарушением п. 5.5 СанПиН 3.2.3215-14 "Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации".

Анализ случаев малярии показывает, что отмечается улучшение обращаемости больных за медицинской помощью при появлении симптомов заболевания. Так, в первую неделю болезни обратились за медицинской помощью 90% больных (в 2013 году – 74%), что свидетельствует об улучшении информационно-разъяснительной работы. Позднее обращение за медицинской помощью (свыше 7 дней) отмечено в Алтайском крае, Рязанской, Нижегородской, Самарской областях, г. Санкт-Петербурге. Наиболее часто позднее обращение за медицинской помощью отмечается среди студентов, прибывших из стран Африки.

Клиническая диагностика малярии значительно улучшилась. Так, первичный диагноз малярии установлен в первые три дня у 90% заболевших, после обращения за медицинской помощью. Вместе с тем, для тропической малярии диагностика в более поздние сроки может привести к необратимым клиническим последствиям в очень короткий срок (через 5 – 7 дней) от начала заболевания.

В 2016 году зарегистрированы летальные исходы малярии в Ленинградской области в связи с поздней диагностикой и в городе Москве в связи с поздним обращением.

В январе – феврале 2017 году вновь зарегистрированы три летальных исхода малярии в Свердловской, Самарской и Ульяновской областях, после туристических поездок в Индию, штат Гоа.

Во всех случаях эпидемиологический анамнез не был собран и больные в нарушение п. 5.8 СанПиН 3.2.3215-14 "Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации" не были обследованы на малярию. Обследование было проведено только на 5 день в Свердловской области после обращения за медицинской помощью, на 6 день – в Самарской области, на 7 день – в Ульяновской области обращения за медицинской помощью.

В 2016 году зарегистрирована прививная "шизонтная" тропическая малярия у жительницы г. Санкт-Петербурга, 92 лет. Больная находилась на стационарном лечении в частной клинике города Санкт-Петербурга. Одновременно с больной в тот же самый период на лечении находился больной с тропической малярией, прибывший из Африки. Согласно представленной медицинской документации, оба пациента получали одинаковые инвазивные процедуры. Учитывая, что на территории Российской Федерации, в том числе и в городе Санкт-Петербурге передача тропической малярии через комаров невозможна в силу особенностей P. falciparum, кроме того больная за пределы города в течение трех лет не выезжала, установлен единственный возможный путь передачи тропической малярии – парентеральный.

Анализ статистической формы N 2 "Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях за 2016 год" показывает, что в Тюменской и в Владимирской областях не учтены сведения о тропической малярии. Кроме того, расследование случая тропической малярии во Владимирской области выполнено на крайне низком уровне.

В нарушение п. 5.4.2 постановления Главного государственного санитарного врача от 06.10.2015 N 65 "О дополнительных мерах по предупреждению восстановления малярии в Российской Федерации" в Роспотребнадзор не представлены своевременно карты эпидемиологического расследования (Брянская и Владимирская области).

По данным Референс-центра по мониторингу за малярией, функционирующего на базе ИМПиТМ им. Е.И. Марциновского Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, в 2016 году в ряде субъектов Российской Федерации отмечались ошибки как в идентификации возбудителей малярии, так и в качестве приготовления препаратов.

Так, в представленных препаратах крови из Омской и Белгородской областей выявлены расхождения в идентификации возбудителей малярии.

В Красноярском крае, Курской и Волгоградской областях нарушена техника взятия крови (зафиксирована толстая капля, размер толстой капли менее 1 см в диаметре).

В ряде субъектов Российской Федерации (Республика Саха (Якутия), Новосибирской, Нижегородской областях) отмечались технические ошибки при оформлении направлений, маркировке препаратов крови.

Кроме того, были использованы старые стекла с царапинами, которые затрудняют обнаружение возбудителей (Пермский край).

В нарушение пункта 6.2 постановления Главного государственного санитарного врача от 06.10.2015 N 65 "О дополнительных мерах по предупреждению восстановления малярии в Российской Федерации" препараты отправлены в Референс-центр по мониторингу за малярией с опозданием (Омская область).

В ряде клинико-диагностических лабораторий частных клиник в нарушение требований методических указаний МУК 4.2.3222 "Лабораторная диагностика малярии и бабезиозов" вместо взятия периферической крови на малярию используют венозную кровь, при этом в качестве антикоагулянта применяют гепарин, цитрат, которые искажают морфологические свойства возбудителя.

25 апреля 2017 г. мировая общественность в одиннадцатый раз отмечала Всемирный День борьбы с малярией (World Malaria Day) под девизом (End malaria for good) "Окончательно покончить с малярией". В 2016 году в рамках проведения Всемирного дня борьбы с малярией в большинстве субъектов Российской Федерации были организованы противомалярийные мероприятия.

В целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения по малярии необходимо обеспечить контроль за:

1) реализацией мероприятий по предупреждению завоза малярии из эндемичных стран и ее распространению в соответствии с санитарными правилами 3.2.3215-14 "Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации";

2) выполнением постановления Главного государственного санитарного врача от 06.10.2015 N 65 "О дополнительных мерах по предупреждению восстановления малярии в Российской Федерации";

3) проведением мероприятий по предупреждению заражения малярией организациями, командирующими сотрудников в страны субтропического и тропического пояса;

4) проведением профилактических мероприятий по малярии турфирмами, организующими путешествия в страны, эндемичные по малярии;

5) предупреждением заражения "прививной" малярией;

6) своевременным (не позднее одного месяца с момента регистрации случая) предоставлением карт эпидемиологического расследования случаев малярии в Роспотребнадзор;

7) взятием для исследования на малярию периферической крови.

Задачами руководителей органов Роспотребнадзора, органов управления здравоохранением и медицинских организаций являются:

1) подготовка и тестирование знаний медицинских работников медицинских организаций, прежде всего подразделений скорой и неотложной медицинской помощи, по вопросам эпидемиологии, клиники, диагностики, лечения, профилактики малярии;

2) повышение настороженности медицинских работников к проблеме малярии и незамедлительному обследованию на малярию лиц, прибывших в течение последних трех лет из эндемичных по малярии территорий при повышении у них температуры;

3) систематическое гигиеническое обучение населения по предупреждению заражения малярией;

4) проведение лабораторной диагностики малярии, в том числе оформление направлений в соответствии с методическими указаниями 4.2.3222-14 "Лабораторная диагностика малярии и бабезиозов".

 

Токсоплазмоз

Токсоплазмоз относится к паразитарным заболеваниям, который имеет повсеместное распространение среди людей и животных. Отличительной чертой токсоплазмоза является резкое преобладание латентных форм (до 90%).

По оценкам Всемирной организации здравоохранения в мире инвазировано токсоплазмами более 2 миллиардов человек и ежегодно регистрируется около 200 тыс. случаев врожденного токсоплазмоза, что по оценке DALY составляет 1,2 млн. потерянных лет жизни. Наиболее высокий уровень распространения токсоплазмоза регистрируется в странах Латинской Америки и Африки.

Проблема токсоплазмоза обусловлена широкой циркуляцией возбудителя (Toxoplasma gondii) во внешней среде, большим кругом промежуточных хозяев (более 350 видов позвоночных), достаточно высокой устойчивостью во внешней среде, значительной репродуктивной способностью возбудителя, многообразием путей передачи, а также тесного контакта кошки (окончательного хозяина) с человеком. Так, инвазированная кошка выделяет до 20 млн. ооцист. Вместе с тем, число инвазированных кошек составляет в среднем 1%.

Токсоплазмоз относится к оппортунистическим паразитозам, так как возбудитель токсоплазмоза способен длительно персистировать в различных органах и тканях. Вероятность манифестного заболевания резко возрастает при иммунодефицитах любой этиологии.

В современной трансплантологии токсоплазмоз представляет серьезную опасность для реципиентов органов на фоне иммунной дисфункции в послеоперационном периоде.

В Российской Федерации регистрируется врожденный и приобретенный токсоплазмоз. На долю приобретенного токсоплазмоза приходится более 99% случаев.

За последнее десятилетие отмечается незначительное снижение показателей заболеваемости населения токсоплазмозом с 0,47 в 2006 году до 0,37 на 100 тысяч населения в 2015 году.

Ежегодно в Российской Федерации выявляется до 800 случаев токсоплазмоза.

Заболеваемость токсоплазмозом на территории Российской Федерации в 2015 году снизилась по сравнению с 2014 году на 27%.

В 2015 году зарегистрировано 539 случаев токсоплазмоза (0,37 на 100 тысяч населения) в 42 субъектах Российской Федерации против 680 случаев токсоплазмоза (0,47 на 100 тысяч населения) в 48 субъектах Российской Федерации в 2014 году.

Среди заболевших в 2015 году зарегистрировано 55 детей до 14 лет (0,23 на 100 тысяч детского населения), в 2014 году – 59 детей (0,25 на 100 тысяч детского населения). На долю городского населения пришлось 77% (413 сл.) (в 2014 году – 20%).

Показатели заболеваемости токсоплазмозом (на 100 тысяч населения) превышают среднероссийские показатели в 12 субъектах Российской Федерации: республиках Карелия (0,47), Северная Осетия (Алания) (0,99), Архангельской (0,44), Воронежской (1,16), Калининградской (0,52), Курганской (0,57), Липецкой (1,12), Свердловской (1,13), Тюменской (7,54) областях, городах Москва (1,47), Санкт-Петербург (0,58), Еврейской автономной области (1,18).

Наиболее высокий уровень заболеваемости токсоплазмозом зарегистрирован в Тюменской области (7,54 на 100 тысяч населения против 0,37 при среднем в Российской Федерации). Показатель заболеваемости детского населения превышает среднероссийский в 47,5 раза и составляет 15,68 на 100 тысяч детского населения. Кроме того, в Тюменской области преобладает заболеваемость среди сельского населения, на его долю пришлось 74% против 23% в Российской Федерации.

Серьезную проблему представляет врожденный токсоплазмоз, в связи с высоким риском трансплацентарного заражения плода, полиморфизмом клинической картины, сложностью диагностики и лечения. Опасность развития инфекционного процесса возникает в случае первичного инфицирования женщины во время беременности, в результате чего становится возможным поражение плода и ребенка. Риск инфицирования женщины в период беременности очень большой, так как более 70% девушек к началу детородного периода еще не имеют антител к токсоплазме. В среднем за время беременности инфицируется от 1 до 7 – 8 из 1000 беременных. Врожденный токсоплазмоз чаще проявляется поражением мозга (менингоэнцефалит), глаз (хореоретинит), лимфатических узлов и реже поражением паренхиматозных органов.

В последние десятилетия актуальность проблемы токсоплазмоза возросла в связи с ростом заболеваемости населения ВИЧ-инфекцией на 73,4% (с 16,02 в 2006 году до 60,26 в 2015 году на 100 тысяч населения) в Российской Федерации.

В 2015 году среди детей до 1 года зарегистрировано 4 случая врожденного токсоплазма в 2 субъектах Российской Федерации (Курская область, г. Москва). Во всех случаях женщины были обследованы однократно в первый триместр беременности. Результаты обследования методом ИФА отрицательные. Заражение произошло, очевидно, во время беременности. Вместе с тем, в третьем триместре беременные не были обследованы на наличие антител.

Активизация врожденного токсоплазмоза возможна в любом возрасте, нарастающая гидроцефалия может обнаружиться к концу первого года жизни, в 3 – 7 лет у инфицированных детей развиваются неврологические отклонения, отставания в психическом развитии, глухота, эндокринные нарушения.

В 2015 году среди детей от 1 до 2 лет зарегистрировано 3 случая токсоплазмоза в трех субъектах Российской Федерации (Архангельской, Ульяновской и Челябинской областях).

В Российской Федерации, как и во всем мире, токсоплазмоз мозга занимает ведущее место в структуре СПИД-ассоциированных заболеваний среди латентных инфекций центральной нервной системы, что связано с особенностями биологии возбудителя. В настоящее время токсоплазменный энцефалит является основной причиной локальных внутримозговых поражений, вызываемых различными возбудителями оппортунистических инфекций.

Клиническая картина токсоплазмоза, развивающаяся при ВИЧ-инфекции, в значительной степени отличается от клинической картины при врожденном и приобретенном токсоплазмозе у иммунокомпетентных лиц. Наиболее частая форма поражения у пациентов с ВИЧ-инфекцией – церебральный токсоплазмоз, клиническая картина которого аналогична многим другим заболеваниями, развивающимся при СПИДе. Отсутствие патогномоничных симптомов затрудняет дифференциальную диагностику токсоплазмоза, в связи с чем возрастает роль лабораторных методов исследования.

В настоящее время для дифференциальной диагностики церебрального токсоплазмоза применяются иммунологические и молекулярно-биологические методы, а также методы визуализации.

В 2015 году в Российской Федерации по данным формы N 61 "Сведения о контингентах больных ВИЧ-инфекцией" Минздрава России удельный вес церебрального токсоплазмоза составляет 30% среди инфекционных и паразитарных болезней центральной нервной системы. Вместе с тем, в структуре ВИЧ-инфицированных (среди всех инфекционных и паразитарных заболеваний) на долю токсоплазмоза приходится в среднем не более 1,5%.

По данным статистической формы 2-13 "Сведения о деятельности лабораторий санитарно-гигиенического, микробиологического и паразитологического профиля Федеральных бюджетных учреждений здравоохранения – Центров гигиены и эпидемиологии за 2015 год" в 2015 году серологическими методами на паразитозы обследовано 114339 человек (2014 год – 129095), в том числе 98% – с одиночными сыворотками и 3% – с парными.

В 2015 году исследования парных сывороток на токсоплазмоз проведено только в 6 субъектах Российской Федерации: Республике Адыгея, Белгородской, Липецкой, Ивановской, Оренбургской областях, городе Москва. При этом диагностическое значение для профилактики врожденного токсоплазмоза имеет исследования парных сывороток.

В 2015 году не были проведены исследования сывороток на токсоплазмоз в 40 субъектах Российской Федерации: Забайкальском, Камчатском, Краснодарском, Приморском краях, Ненецком, Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком, Чукотском автономных округах, республиках Алтай, Бурятия, Ингушетия, Коми, Крым, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Тыва, Удмуртской и Кабардино-Балкарской республиках, Астраханской, Амурской, Иркутской, Калининградской, Костромской, Курской, Курганской, Ленинградской, Магаданской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской, Новгородской, Омской, Орловской, Псковской, Рязанской, Тверской, Тюменской, Челябинской областях, городе Санкт-Петербурге.

В Российской Федерации процент серопозитивных сывороток к возбудителям токсоплазмоза составил 31%. Наиболее высокая частота обнаружения лиц, серопозитивных к T. gondii, отмечается в 17 субъектах Российской Федерации: республиках Дагестан, Карелия, Белгородской, Брянской, Вологодской, Ивановской, Калужской, Липецкой, Московской, Тамбовской, Томской, Тульской, Сахалинской, Саратовской, Свердловской, Смоленской областях, городе Москва.

В Российской Федерации функционирует единственный Центр по токсоплазмозу, созданный Комитетом здравоохранения г. Москвы при государственном бюджетном учреждении города Москвы "Городская клиническая больница имени С.П. Боткина" в 1996 году. Центр в установленном порядке оказывает консультативно-диагностическую помощь беременным, пациентам с глазной и другой патологией.

Основные направления профилактики токсоплазмоза изложены в письме Роспотребнадзора от 16.12.2016 N 01/16835-16-27 "О ситуации по токсоплазмозу в Российской Федерации". В соответствии с ним в целях улучшения профилактических, противоэпидемических, лечебных мероприятий по токсоплазмозу необходимо:

1. Руководителям управлений Роспотребнадзора в субъектах Российской Федерации:

- провести анализ эпидемиологической ситуации по токсоплазмозу, складывающейся на подконтрольной территории, обращая особое внимание к сочетанию с ВИЧ-инфекцией;

- усилить контроль за соблюдением требований СП 3.1.5.2826-10, "Профилактика ВИЧ-инфекции", в части обследования на оппортунистические инфекции;

- усилить контроль за своевременностью предоставлений экстренных извещений на токсоплазмоз;

- обеспечить контроль за обследованием беременных на токсоплазмоз, входящих в группу риска по токсоплазмозу;

- проводить сверку данных по токсоплазмозу формы N 2 "Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях" с формой N 61 "Сведения о контингентах больных ВИЧ-инфекцией" Федерального государственного статистического наблюдения;

- организовать тщательное расследование каждого случая заболевания токсоплазмозом с предоставлением карт эпидемиологического расследования на врожденный токсоплазмоз, церебральный токсоплазмоз, на каждый летальный исход токсоплазмоза в Роспотребнадзор;

- обеспечить систематическое взаимодействие с ветеринарной службой и органами Россельхознадзора в субъектах Российской Федерации по вопросам профилактики токсоплазмоза.

2. Руководителям управлений Роспотребнадзора по субъектам Российской Федерации совместно с руководителями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья:

- принять меры по внедрению современных методов диагностики токсоплазмоза в работе диагностических лабораторий медицинских организаций, обеспечению доступности к обследованию населения в удаленных населенных пунктах;

- организовать и провести обучение медицинского персонала по вопросам диагностики, лечения и профилактики токсоплазмоза;

- рассмотреть возможность создания Центров по токсоплазмозу на региональном уровне для жителей федеральных округов;

- разработать и внедрить комплекс информационных мероприятий для беременных женщин направленных на мотивацию обследования в установленном порядке на токсоплазмоз и приема необходимых препаратов для сохранения здоровья ребенка;

- обеспечить систематическое гигиеническое воспитание и обучение граждан по вопросам профилактики врожденного и приобретенного токсоплазмоза, с использованием различных средств массовой информации с целью повышения их санитарной культуры.

3. Руководителям управлений Роспотребнадзора в субъектах Российской Федерации, главным врачам федеральных бюджетных учреждений здравоохранения – центров гигиены и эпидемиологии:

- проанализировать результаты серологического мониторинга на токсоплазмоз, обращая особое внимание на исследование парных сывороток;

- обеспечить организацию и проведение серологического мониторинга на подконтрольной территории при взаимодействии с референс-центрами по биогельминтозам (ФБУН "Тюменский научно-исследовательский институт инфекционной и краевой патологии" Роспотребнадзора) и по санитарно-паразитологическому мониторингу и мониторингу за ларвальными гельминтозами (ФБУН "Ростовский научно-исследовательский институт микробиологии и паразитологии" Роспотребнадзора);

- обеспечить качество проводимых эпидемиологических расследований при регистрации случаев токсоплазмоза с установлением возможных факторов передачи.

 

Источник: журнал «Главный врач» № 11/2017.

 

 

[1] При подготовке публикации использованы письма Роспотребнадзора от 24.04.2017 N 01/5110-17-32 «Об эпидемиологической ситуации по кори в Российской Федерации в 2016 году», от 13.03.2017 N 01/3100-17-27 «О маляриологической ситуации в Российской Федерации в 2016 году», от 16.12.2016 N 01/16835-16-27 "О ситуации по токсоплазмозу в Российской Федерации".

Другие статьи по теме
Категория: Медицинская статистика | Добавил: zdrav1 (04.12.2017)
Просмотров: 14942 | Теги: Медицинская статистика
Всего комментариев: 0
Яндекс.Метрика