Экономические последствия неинфекционных заболеваний и травм в РФ (часть 1) - Экономика и финансы - Каталог статей - Управление здравоохранением
Главная » Статьи » Экономика и финансы

Экономические последствия неинфекционных заболеваний и травм в РФ (часть 1)

Источник: журнал «Главный врач».

Все больше данных говорит о двустороннем характере связи между здоровьем населения и экономическим ростом в стране. Экономический рост способствует улучшению здоровья населения, а более здоровое население, в свою очередь, способствует экономическому росту.

 

Это справедливо и для отдельных людей: рост благосостояния способствует укреплению здоровья, а крепкое здоровье, в свою очередь, - важный фактор высокой производительности труда. Отсюда вытекают важные для разработки политики последствия: национальные и международные органы, заинтересованные в экономическом развитии страны, должны серьезно задуматься о роли, которую способны сыграть в достижении этой цели инвестиции в здоровье населения. Однако о том, насколько полученные выводы актуальны для стран переходного периода в Центральной и Восточной Европе и Содружестве независимых государств (СНГ), перед которыми стоят особенно острые проблемы в области здравоохранения, в основном связанные с неинфекционными заболеваниями и травмами, известно мало. Экономические последствия этих проблем в настоящее время почти не изучены. Наша публикация - первый шаг к этому. Основное внимание сосредоточено на Российской Федерации, хотя полученные выводы справедливы и для других стран с переходной экономикой. В частности, мы рассматриваем два важных вопроса:

1. Как влияет плохое здоровье взрослого населения, особенно неинфекционные заболевания и травмы, на экономику Российской Федерации и материальный достаток ее жителей?

2. Если заболеваемость взрослого населения Российской Федерации снизится, каких экономических выгод можно ожидать?

Общий вывод из полученных нами данных однозначен:

- плохое здоровье взрослого населения отрицательно сказывается на благосостоянии отдельных лиц и домохозяйств в Российской Федерации;

- продуманные меры, направленные на укрепление здоровья, могут сыграть важную роль в обеспечении стабильно высоких темпов экономического роста.

Основные выводы таковы:

- согласно простейшей, консервативной оценке, пропуск работы по болезни ведет к значительным убыткам;

- в последние годы плохое состояние здоровья ощутимо и достоверно снижало производительность труда;

- однако предложение труда ощутимо и достоверно снизилось в силу того, что работники, страдающие хроническими заболеваниями, выходили на пенсию;

- злоупотребление алкоголем заметно повышает вероятность потерять работу;

- смерть одного из членов семьи сказывается на благосостоянии и поведении остальных по меньшей мере в двух отношениях: возрастает вероятность депрессии и потребление алкоголя;

- хронические заболевания отрицательно сказывались на доходах семей, особенно в 1998-2002 гг.

В статье оцениваются возможные макроэкономические выгоды от снижения уровня взрослой смертности в Российской Федерации от хронических заболеваний и травм. Основной вывод - независимо от способа оценки размер этих выгод будет значителен. При этом оценивались только последствия снижения смертности без учета того, что при этом, скорее всего, будет наблюдаться и заметное снижение заболеваемости. Основные выводы таковы:

1. Статическая экономическая выгода (т.е. стоимость дополнительного года жизни, выраженная как величина валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения) от постепенного (до 2025 г.) снижения взрослой смертности в Российской Федерации от неинфекционных заболеваний и травм до нынешнего уровня в странах Европейского Союза (ЕС), вступивших в него до 1 мая 2004 г., оценивается как 3,6-4,8% от ВВП Российской Федерации в 2002 г.

2. Выгода в «общественном благосостоянии» (при этом используется критерий «стоимости жизни», который является более широким понятием) при тех же темпах снижения взрослой смертности составит до 29% от ВВП России в 2002 г.

3. Динамические выгоды (т.е., влияние на темпы экономического роста) велики и с течением времени продолжают расти. Даже если будущая прибыль дисконтируется по ее величине в начальном году (2002), она все равно в несколько раз превышает величину статической выгоды.

Мы кратко рассмотрим возможные способы применения полученных данных на практике, выявим ряд институциональных барьеров, препятствующих эффективным действиям, и предложим некоторые из возможных решений.

В расчетах не учитывается стоимость тех или иных мероприятий по укреплению здоровья (следующий логический шаг во всесторонней экономической оценке), однако ожидаемые экономические выгоды намного перекроют любой рост инвестиций в укрепление здоровья как в рамках системы здравоохранения, так и вне ее пределов.

Эти выводы, безусловно, важны для тех, кто разрабатывает экономическую политику и политику здравоохранения в Российской Федерации: вложение средств в здоровье взрослого населения Российской Федерации, несомненно, следует рассматривать как один из способов достичь поставленных экономических целей. Исследование было проведе­но в Российской Федерации благодаря наличию необходимых данных; однако, скорее всего, сходные результаты были бы получены и для других стран с переходной экономикой, учитывая сходство экономической ситуации и состояния здоровья. Мы надеемся, что наша работа побудит и другие страны региона пересмотреть свое отношение к вложению средств в здоровье населения как одну из движущих сил экономического роста.

 

1. Введение

 

Экономический рост способствует улучшению здоровья населения, а более здоровое население, в свою очередь, способствует экономическому росту. Отсюда вытекают важные для разработки политики последствия: национальные и международные органы, заинтересованные в экономическом развитии страны, должны всерьез задуматься о той роли, которую способны сыграть в достижении этой цели инвестиции в здоровье населения.

О том, насколько эти выводы актуальны для Российской Федерации, известно мало. Однако трудно поверить, что серьезнейшие проблемы со здоровьем населения не отразятся самым тяжелым образом на российской экономике. Российская Федерация - одна из очень немногих стран, где средняя продолжительность жизни в последние годы сокращается (McMichael et al. 2004), а состояние здоровья ее жителей по сравнению с ее экономическими конкурентами оставляет желать много лучшего.

Работ, по-настоящему оценивающих влияние плохого здоровья населения на российскую экономику или, путем экстраполяции, ту выгоду, которую могло бы принести снижение уровня инвалидизации и преждевременной смертности, крайне мало. Одно из исключений - исследование Ladnaia, Pokrovsky & Rtihl (2003), где рассматривается влияние различных сценариев развития эпидемии ВИЧ/СПИДа на экономические перспективы Российской Федерации. Авторы количественно выражают ту непомерную цену в виде замедления экономического роста, которую Российской Федерации придется заплатить, если эпидемию ВИЧ/СПИДа не удастся сдержать. Однако, хотя ВИЧ/СПИД и представляет чрезвычайно серьезную угрозу как здоровью населения, так и экономике Российской Федерации, на сегодняшний день львиная доля заболеваемости и смертности обусловлена неинфекционными заболеваниями и травмами. В работе Shkolnikov, McKee & Leon (2001) отмечается, что не только невысокая средняя продолжительность жизни вообще, но и ее дальнейшее падение в последние годы - следствие смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и травм. Очевидно также, что в Российской Федерации непомерно высок уровень смертности, приходящейся на возраст 40-55 лет; в норме - самые продуктивные годы человеческой жизни.

Каковы же последствия плохого здоровья взрослых россиян, в особенности неинфекционных заболеваний и травм, для российской экономики в целом и материального положения отдельных граждан и семей? И какие экономические выгоды принесло бы снижение крайне высокого уровня инвалидизации и преждевременной смертности в Российской Федерации?

В настоящей публикации сделан обзор ряда недавних исследований, посвященных влиянию здоровья российского населения на экономику, проведенных под эгидой Всемирного банка в рамках изучения кризиса смертности в Российской Федерации (World Bank 2005). Насколько нам известно, это первая работа, где представлены подробные эмпирические данные об экономических последствиях плохого состояния здоровья взрослых россиян. Основное внимание уделено неинфекционным заболеваниям и травмам, которыми, согласно World Bank (2005), в основном обусловлено плохое здоровье российского населения. Несомненно, в этой области будет проведено еще немало исследований, но уже сейчас можно сделать однозначный вывод: плохое здоровье взрослого населения Российской Федерации отрицательно сказывается на экономическом благополучии отдельных лиц и семей, а улучшение здоровья может существенно способствовать устойчивому экономическому росту.

Излагая свои выводы о влиянии здоровья на экономику, мы отдаем себе отчет в том, что связь между здоровьем и экономическим ростом носит двусторонний характер. Мы не собираемся доказывать, что здоровье для экономики важнее, чем экономика для здоровья. Что здесь важнее, вопрос спорный и в любом случае излишний. Достаточно показать, что связь безусловно есть. Именно благодаря взаимному влиянию здоровья и экономики друг на друга вложение средств и в то, и в другое обеспечивает более высокую отдачу, чем вложение таких же по объему средств во что-то одно.

Нехватка убедительных экономических аргументов в пользу вложения средств в борьбу с неинфекционными заболеваниями и травматизмом, возможно, объясняет, почему политики до сих пор уделяли этой проблеме так мало внимания (Yach and Hawkes 2004).

Наша работа построена следующим образом. В главе 2 кратко изложена общая схема, дающая представление о некоторых механизмах влияния здоровья на экономику. В главе 3 приведены важнейшие эпидемиологические данные о здоровье взрослого населения Российской Федерации. Часть из них сама по себе - красноречивое свидетельство того, что низкий уровень здоровья взрослых россиян может существенно отразиться на экономике страны. В главе 4 содержатся основные результаты исследования: эмпирические данные о влиянии здоровья населения на микро- и макроэкономику Российской Федерации. В главе 5 рассматриваются возможные способы применения полученных выводов на практике, выявляются факторы, препятствующие эффективным действиям, и предлагаются некоторые из возможных политических решений. В главе 6 изложены выводы, которые опираются на данные, приведенные в предыдущих главах.

 

2. Общие подходы

 

В настоящей статье рассматриваются 4 основных механизма влияния здоровья на экономику и, в перспективе, на экономический рост. Здесь перечислены четыре из них, хотя могут существовать и другие:

1) повышение производительности труда;

2) увеличение предложения труда;

3) повышение квалификации работников за счет более качественного образования;

4) обучения, увеличение объема сбережений, которые можно инвести­ровать в физический и интеллектуальный капитал.

 

Производительность труда

Естественно ожидать, что более здоровые люди за час работы произведут больше продукта. Во-первых, рост физической и умственной активности прямо повышает производительность труда. Во-вторых, более активные физически и умственно работники будут лучше и эффективнее использовать технологии, машины и оборудование. Кроме того, более здоровые работники будут быстрее и лучше приспосабливаться к переменам (изменение должностных обязанностей, реорганизация труда и т. д.), что снизит текучесть кадров и связанные с этим затраты (Currie and Madrian 1999).

 

Предложение труда

Как ни парадоксально, но, согласно экономической теории, состояние здоровья неоднозначно влияет на предложение труда. Это проистекает из двух противоположно направленных эффектов: эффекта замещения и эффекта дохода. Первый проявляется в том, что падение производительности труда при плохом состоянии здоровья снижает заработки и в ответ на это люди начинают работать меньше, отдавая предпочтение досугу, что, в свою очередь, сокращает предложение труда. Суть второго эффекта состоит в том, что при снижении заработка вследствие падения производительности труда люди стремятся возместить потери дохода, работая больше, а это увеличивает предложение труда. Этот эффект будет значителен там, где система социальной защиты не способна смягчить последствия сокращения общей суммы заработков из-за снижения производительности труда. Таким образом, суммарное влияние эффектов замещения и дохода предсказать заранее нельзя (Currie and Madrian 1999).

 

Образование

Согласно теории человеческого капитала, чем выше уровень образования, тем выше производительность труда (и заработки). Если предположить, что более здоровые и лучше питающиеся дети лучше учатся, реже пропускают занятия и бросают школу, то более крепкое здоровье в детстве и юности будет способствовать более высокой производительности труда позднее. Кроме того, крепкое здоровье означает и более долгую жизнь, поэтому здоровые люди охотнее вкладывают средства в свое образование и профессиональную подготовку, поскольку это снижает скорость обесценивания имеющихся знаний и навыков (Strauss and Thomas 1998).

 

Накопление и инвестиции

Состояние здоровья отдельного человека или всего населения, ско­рее всего, скажется не только на уровне доходов, но и на их распределении между накоплением, потреблением и инвестициями. Здоровые люди могут рассчитывать на более долгую жизнь и поэтому более склонны к накоплению, чем те, у кого здоровье плохое. Следовательно, если средняя продолжительность жизни быстро растет, то при прочих равных условиях можно ожидать, что больше средств будет направляться на накопление. При этом повышается и вероятность вложений в физический и интеллектуальный капитал (Bloom, Canning and Graham 2003).

 

3. Низкий уровень здоровья взрослого населения Российской Федерации

 

Российская Федерация - одна из очень немногих стран, где средняя продолжительность жизни падает. Однако в отличие от других стран (в частности, в Западной, Экваториальной и Южной Африке), где снижение средней продолжительности жизни вызвано эпидемией ВИЧ/СПИДа, в Российской Федерации и соседних с ней бывших советских республиках это явление в первую очередь обусловлено ростом смертности людей трудоспособного возраста от неинфекционных заболеваний и травм (Shkolnikov et al. 2004; Nolte, McKee and Gilmore 2005). Поэтому глобальная программа развития, направленная на достижение поставленных ООН Целей развития тысячелетия, возможно, не вполне подходит для Российской Федерации (и большинства других восточноевропейских стран). В опубликованном недавно докладе Всемирного банка показано, что снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и травм гораздо сильнее отразилось бы на средней продолжительности жизни, чем достижение Целей развития тысячелетия в сфере здравоохранения (снижение детской и материнской смертности, заболеваемости ВИЧ/СПИДом и туберкулезом) (Lock et al. 2002; Rechel, Shapo and McKee 2004).

Масштабы проблемы наглядно отражает табл. 3.1, из которой видно, что, хотя ожидаемая продолжительность жизни при рождении у мужчин в Российской Федерации всего на два года меньше, чем в Бразилии или Польше, вероятность того, что 15-летний российский мальчик не доживет до 60 лет, составляет более 40%, т.е. на 16% выше, чем в Бразилии, вдвое выше, чем в Турции, и в четыре раза выше, чем в Соединенном Королевстве.

Некоторые различия в уровне смертности (табл. 3.1) могут отчасти объясняться тем, что одним из важнейших факторов, влияющих на здоровье населения, является уровень экономического развития страны. Однако даже если учесть различие в доходах, мужская смертность в Российской Федерации все равно гораздо выше, чем в других странах со сходным уровнем подушевого дохода. По этому показателю Российскую Федерацию опережают только страны, наиболее сильно пострадавшие от ВИЧ/СПИДа (Ботсвана, ЮАР, Намибия, Свазиленд и др.).

 

Таблица 3.1

 

Ожидаемая продолжительность жизни и взрослая смертность в некоторых странах

 

Страна

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении для населения в целом, годы (2001 г.)

Вероятность смерти в возрасте от 15 до 60 лет для мужчин, % (2000-2001 гг.)

Вероятность смерти в возрасте от 15 до 60 лет для женщин, % (2000-2001 гг.)

Российская Федерация

66

42,4

15,3

Япония

81

9,8

4,4

Франция

79

13,7

5,7

США

78

14,1

8,2

Германия

78

12,6

6,0

Соединенное Королевство

77

10,9

6,6

Дания

77

12,9

8,1

Мексика

73

18,0

10,1

Польша

70

22,8

8,8

Турция

70

21,8

12,0

Бразилия

68

25,9

13,6

Кыргызстан

66

33,5

29,9

Источник: World Bank 2003.

 

Такая высокая смертность не может не иметь серьезных социальных последствий. Широко бытующее мнение, что неинфекционные заболевания поражают лишь людей пенсионного возраста, ошибочно. В Российской Федерации молодежь и люди среднего возраста страдают ими гораздо чаще, чем в Западной Европе.

Разрыв между Российской Федерацией и Западной Европой еще заметнее при сравнении уровней заболеваемости (табл. 3.2). Анализ ожидаемой продолжительности здоровой жизни, т.е. жизни без хронических заболеваний и инвалидности, выявляет факт, которому до сих пор уделялось недостаточно внимания: плохое здоровье женщин, особенно в трудоспособном возрасте. Фактически различие в ожидаемой продолжительности здоровой жизни между Российской Федерацией и Западной Европой еще больше, чем в ожидаемой продолжительности жизни в целом. Это означает, что данные по заболеваемости содержат важную информацию, не отраженную в данных по смертности и ожидаемой продолжительности жизни. Если, как убедительно показывают приведенные данные, кризис здоровья россиян затронул не только мужчин, то экономические последствия плохого состояния здоровья, скорее всего, чувствуют на себе и женщины.

 

Таблица 3.2

 

Ожидаемая продолжительность жизни и ожидаемая продолжительность здоровой жизни в Российской Федерации

 

 

Страна/ Регион

В возрасте 20 лет

В возрасте 40 лет

В возрасте 65 лет

ОПЖ

ОПЗЖ

ОПЖ

ОПЖ

ОПЗЖ

ОПЖ

Мужчины

Российская Федерация

41,9

36,7

22,4

41,9

36,7

22,4

Западная Европа

54,5

50,4

31,2

54,5

50,4

31,2

Женщины

Российская Федерация

54,2

40,6

31,1

54,2

40,6

31,1

Западная Европа

60,2

53,7

36,0

60,2

53,7

36,0

Разница между продолжительностью жизни женщин и мужчин, годы

Российская Федерация

12,3

3,9

8,7

12,3

3,9

8,7

Западная Европа

5,7

3,3

4,8

5,7

3,3

4,8

Примечания к таблице. ОПЖ – ожидаемая продолжительность жизни; ОПЗЖ – ожидаемая продолжительность здоровой жизни; рассчитана по методу Салливана (Sullivan 1971).

Источник: Andreev, McKee and Shkolnikov 2003.

 

Итак, в Российской Федерации от плохого здоровья страдают не только пенсионеры, но и трудоспособное население, причем в очень большой степени. Кроме того, вопреки представлению, которое складывается из одних только данных по смертности, здоровье женщин находится тоже далеко не в лучшем состоянии. Даже эти чисто эпидемиологические данные позволяют предположить, что плохое здоровье людей среднего возраста существенно отражается на экономических показателях - как на уровне отдельных людей, так и в целом. Подробнее об этом говорится в следующей главе.

 

 

4. Эмпирические данные о влиянии здоровья на экономику в Российской Федерации

 

В этой главе представлена подборка эмпирических данных, посвященных различным механизмам, путем которых здоровье населения может влиять на ряд экономических показателей в Российской Федерации. Раздел 4.1 посвящен оценке ущерба от плохого здоровья для российской экономики за последние годы. Приводятся в основном микроэкономические данные - именно этот уровень анализа лучше всего позволяет оценить влияние плохого здоровья на экономику[1]. В разделе 4.2 оцениваются возможные экономические выгоды от улучшения здоровья взрослого населения Российской Федерации; рассматриваются три сценария будущего развития ситуации.

 

4.1. Каково влияние плохого здоровья взрослого населения на экономику?

Поскольку плохое здоровье взрослого населения наиболее ощутимо влияет на экономику через рынок труда, основное внимание будет уделено этому механизму (раздел 4.1.1). Затем мы кратко рассмотрим влияние хронических заболеваний на доход работающих (раздел 4.1.2) и влияние взрослой смертности на положение членов семей умерших (раздел 4.1.3).

 

4.1.1. Влияние состояния здоровья на рынок труда

Этот раздел посвящен различным аспектам влияния плохого здоровья на рынок труда в Российской Федерации. На интуитивном уровне очевидно, что здоровье человека влияет на предложение труда, т.е. на количество отработанных часов и решение об участии в рабочей силе, а также на производительность труда, т.е. величину продукта, произведенного за единицу рабочего времени (обычно выражается величиной почасовой или дневной оплаты труда). Однако то, что на первый взгляд кажется очевидным, не всегда подтверждается научными выкладками и исследованиями. Как говорилось в главе 2, экономическая теория предсказывает сугубо отрицательное влияние плохого здоровья населения на производительность труда, но двойственное - на предложение труда.

Ниже кратко изложены основные данные по влиянию плохого здоровья населения на предложение и производительность труда в Российской Федерации. Для оценок использованы две различные базы данных: данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) и Национального исследования благосостояния домохозяйств (NOBUS). Кроме того, по данным РМЭЗ изучено, как влияет наличие хронического заболевания на преждевременный уход на пенсию (один из аспектов предложения труда); рассмотрен также вопрос несколько иного плана - как влияет потребление алкоголя на вероятность лишиться работы. Далее исследуется, как влияет взрослая смертность на положение членов семей умерших с точки зрения потребления алкоголя и вероятности депрессии, вызванных потерей близких. Наконец, проведен проспективный анализ влияния плохого здоровья на доходы.

 

4.1.1.1. Экономические издержки от пропуска работы по болезни

В Российской Федерации по болезни теряется в среднем 10 рабочих дней в год на одного работающего, тогда как в странах, вступивших в ЕС до 1 мая 2004 г., этот показатель составляет менее 8 дней. Пропуск работы по болезни - часто используемый, хотя и не идеальный пример влияния плохого здоровья на предложение труда. Так, опрос, проведенный в 2000 г. в 15 странах, вступивших в ЕС до 1 мая 2004 г., показал, что за предшествующие 12 мес. в среднем 17% работающих пропустили по болезни хотя бы один день (European Foundation for the Improvement of Living and Working Conditions 2001). В результате на одного работающего приходится в среднем 7,9 потерянного рабочего дня. Пропуск работы по болезни влечет за собой прямые издержки на оплату больничных листов (там, где это предусмотрено) и косвенные издержки, обусловленные снижением производительности во время отсутствия работника. В Соединенном Королевстве в 1994 г. потери производительности из-за отсутствия на работе по болезни оценивались в сумму более 11 млрд фунтов стерлингов. В Португалии в 1993 г. на двух тысячах крупнейших предприятий из-за болезней и несчастных случаев было потеряно 5,5% рабочих дней. В Бельгии в 1995 г. на оплату больничных листов и пособий, связанных с производственными травмами и профессиональными заболеваниями, ушло 2,8 млрд евро. Выплаты по болезни составили в 1993 г. около 30,6 млрд евро в Германии и 15,8 млрд евро в Нидерландах (3,9 млрд евро на оплату больничных листов и 11,9 млрд евро на пособия по нетрудоспособности). Данные по издержкам невыхода на работу см. European Foundation for the Improvement of Living and Working Conditions (1997).

Суммарные издержки, обусловленные пропуском рабочих дней по болезни в Российской Федерации, составляют 0,55-1,37% от ВВП, в за­висимости от метода оценки (табл. 4.1).

 

Таблица 4.1

 

 

Издержки, связанные с пропуском работы по болезни, в Российской Федерации

 

Годы

Общие потери заработной платы, млрд долларов США

Общие потери заработной платы, % от ВВП

Общие потери производства (ВВП), млрд долларов США

Общие потери производства, % от ВВП

2000

40,33

0,55

97,38

1,34

2001

52,01

0,68

105,17

1,37

2002

56,62

0,71

104,03

1,30

2003

60,96

0,71

112,87

1,31

 

Это внушительные величины, принимая во внимание, что в данном случае не учитываются многие другие аспекты влияния плохого здоровья на рынок труда, в частности, последствия снижения про­изводительности труда и влияние на уровень смертности. Pauly et al. (2002) разработали теоретическую модель, с помощью которой изучили величину и распределение издержек, связанных с пропуском работы, в зависимости от ряда условий (размер компании, производственная функция, тип выпускаемой продукции и конкуренция на рынке труда). Они пришли к выводу, что там, где нет равноценной замены отсутствующим работникам, используется бригадная форма труда или действует система штрафов для тех, кто не справляется с производственной нормой, издержки, обусловленные потерянным рабочим временем, могут значительно превышать заработную плату.

Число пропущенных рабочих дней как таковое довольно грубо отражает влияние плохого здоровья на рынок труда, как и приведенный выше метод оценки, не учитывающий многие иные пути, которыми плохое здоровье влияет на рынок труда. Кроме того, этим методом не удается выявить причинно-следственные связи. В сле­дующих разделах используется более структурированный анализ.

 

4.1.1.2. Влияние состояния здоровья на предложение и производительность труда

В этом разделе рассматривается, как плохое здоровье влияет на предложение и производительность труда в Российской Федерации среди лиц с постоянной занятостью, а также какую роль играет здоровье в принятии решения об участии в рынке труда.

Влиянию плохого здоровья на рынок труда в странах с высоким уровнем доходов посвящено немало исследований. Согласно им, плохое здоровье отрицательно влияет на производительность и предложение труда. Mitchell & Burkhauser (1990), используя данные обследования по вопросам нетрудоспособности и занятости, проведенного в 1978 г., нашли, что артрит снижал заработную плату мужчин на 27,7%, а женщин на 42,0%. Кроме того, количество отработанных часов снижалось на 42,1 и 36,7% соответственно. Stern (1996), пользуясь данными панельного исследования по динамике доходов (1981 г.), показал, что снижение трудоспособности из-за болезни уменьшало заработную плату мужчин и женщин на 11,7 и 23,8 % соответственно при введении поправки на отбор по участию в рабочей силе. Кроме того, примерно на 13% возрастала вероятность исключения из числа работающих. Основываясь на тех же данных, Haveman etal. (1994) нашли, что плохое состояние здоровья (взятое в качестве запаздывающей переменной) снижало количество отработанных часов на 7,4%. По оценкам Berkovec & Stern (1991), основанным на данных Национального проспективного обследования пожилых мужчин (1966-1983 гг.), плохое состояние здоровья снижало заработную плату на 16,7%. Baldwin, Zeager & Flacco (1994), опираясь на данные обследования доходов домашних хозяйств и их участия в государственных социальных программах (1984 г.), нашли, что при плохом состоянии здоровья заработки мужчин снижались на 6,1%, а женщин на 5,4%. Различия в полученных результатах ведут к теоретической неоднозначности; но можно отметить, что для стран с высоким доходом больше данных об отрицательном влиянии плохого здоровья на предложение труда, а не на производительность труда (т.е. размер заработной платы).

В последние годы в Российской Федерации у лиц с постоянной занятостью плохое состояние здоровья значимо и существенно влияло на производительность труда, но в меньшей степени - на предложение труда. Мужчин это затрагивает сильнее, чем женщин. Эти данные несколько отличаются от данных для ряда стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), однако это неудивительно: система социального обеспечения в Российской Федерации во многом отлична от таковых в странах ОЭСР, а это влияет и на связь между состоянием здоровья и рынком труда. В сущности, именно то, что состояние здоровья влияет не столько на количество отработанных часов, сколько на размер заработка, говорит о весьма значительном влиянии здоровья на экономику.

 

[1] Макроэкономическая оценка влияния здоровья на макроэкономические показатели первой половины переходного периода 1990-х гг. не проводилась. По нашему мнению, выявить причинно-следственную связь между здоровьем и экономикой в период столь резких перемен очень сложно. Мы не рассматриваем и роль здоровья в формировании экономической ситуации до начала переходного периода. Это было изучено, в частности, в работе Davis (2005), по данным которого многое говорит в пользу того, что успехи в области здравоохранения, достигнутые бывшим Советским Союзом в первые послевоенные годы, внесли немалый вклад в сравнительно быстрое развитие экономики вплоть до начала 1970-х гг. Однако эти успехи были связаны с инфекционными заболеваниями и охраной здоровья матери и ребенка, и не затрагивали неинфекционных заболеваний и травм.

 

Источник: журнал «Главный врач» 2013/12

 

[1] Макроэкономическая оценка влияния здоровья на макроэкономические показатели первой половины переходного периода 1990-х гг. не проводилась. По нашему мнению, выявить причинно-следственную связь между здоровьем и экономикой в период столь резких перемен очень сложно. Мы не рассматриваем и роль здоровья в формировании экономической ситуации до начала переходного периода. Это было изучено, в частности, в работе Davis (2005), по данным которого многое говорит в пользу того, что успехи в области здравоохранения, достигнутые бывшим Советским Союзом в первые послевоенные годы, внесли немалый вклад в сравнительно быстрое развитие экономики вплоть до начала 1970-х гг. Однако эти успехи были связаны с инфекционными заболеваниями и охраной здоровья матери и ребенка, и не затрагивали неинфекционных заболеваний и травм.

[2] Статьи расходов на здравоохранение, учтенные в ВВП, отражают лишь малую толику истинной ценности здоровья.

Другие статьи по теме
Категория: Экономика и финансы | Добавил: relleu11 (26.08.2017)
Просмотров: 1685 | Теги: экономика здравоохранения
Всего комментариев: 0
Яндекс.Метрика