Смертность как важнейшая медико-демографическая проблема России - Медицинская статистика - Каталог статей - Управление здравоохранением
Главная » Статьи » Медицинская статистика

Смертность как важнейшая медико-демографическая проблема России

Источник: журнал «Медицинская статистика и оргметодработа в учреждениях здравоохранения».

Смертность – важнейший медико-статистический и демографический показатель, оценивающее количество смертей. В демографии смертность оценивают по отношению числа умерших к общему числу населения.

 

Часто смертность оценивают с помощью общего коэффициента смертности - показателя числа людей, умирающих в единицу времени в населении некоторой территории. Он чаще всего рассчитывается за год и рассчитывается путем деления количества умерших людей в течение года на среднегодовую численность населения региона или страны. Цифровое значение коэффициента обычно дается в промилле. Таким образом, он показывает число умерших из 1000 населения в данном году.

Данный коэффициент очень удобен, так как исходными для его расчета являются обычные данные статистики естественного движения населения о числе умерших и оценки численности населения.

В большинстве стран мира в 2006 году этот коэффициент находился в интервале от 5 до 25 ‰ в год. Одни из самых низких показателей смертности в небольших нефтяных монархиях Ближнего Востока – Катаре, Объединенных Арабских Эмиратах, Бахрейне, Кувейте (~2‰ в год), где чрезвычайно молодое население и высокий уровень оказания медицинской помощи. Самые большие показатели (более 30 ‰ в год) – в африканских странах, пораженных эпидемией ВИЧ (Кения, Ботсвана и др.), в странах, с частым массовым голодом и вооруженными конфликтами на фоне низкого уровня социально-экономического развития. Среди причин смертности в основном выделяют эндогенные и экзогенные причины. Экзогенные(внешние) причины являлись основными в течении большей части истории человечества, вплоть до последних двух веков. Переход от одной к другой структуре смертности ознаменовал демографический взрыв, начавшийся в мире с 1830-1850 гг. Теперь экзогенные причины смерти перегоняют внутренние (эндогенные) причины. Практически во всех странах с прошедшей индустриальной революцией на первом месте среди причин – сердечно-сосудистые заболевания и злокачественные новообразования (вместе более 70%). Во всем мире имеется значительные повозрастные различия между мужской и женской смертностью (особенно в подростковом, старшем и пожилом возрасте). Зачастую в медицинской статистике определяют нозологическую или структурную смертность, так называют отношение числа умерших от некоторой болезни к средней численности населения. Подобный показатель не следует путать с летальностью – частотой смертей от какой-либо нозологии среди всех людей, болевших этой болезнью.

Статистическая оценка смертности не дает точное представление о той части заболеваемости, которая обусловливает безвозвратные людские потери. Изучение структурной смертности формирует программу первоочередных мер для увеличения продолжительности жизни. В то же время следует помнить, что статистика смертности не может непосредственно отразить динамику заболеваемости у населения, так как увеличение или уменьшение смертности может быть результатом изменений не только в уровнях заболеваемости, но и летальности. Также структура смертности не отражает значительного числа болезней, ухудшающих самочувствие, вызывающих временную и даже постоянную нетрудоспособность (болезни верхних дыхательных путей, органов зрения, кожи, нервно-психические расстройства); в особенности это касается молодых возрастных групп с невысокими показателями смертности. Смертность по группами населения фиксируются государственной статистикой России на ежегодной основе. При расчете коэффициентов смертности в качестве числителя используются числа умерших, классифицированные по полу, возрасту и какому-либо социально-демографическому признаку (используются сведения из актовых записей о смерти), а в качестве знаменателя - соответствующие им численности населения (по данным переписи населения).

Смертность в России является важной демографической проблемой. Достаточно вдуматься, что за последнее десятилетие ХХ века мы потеряли около 8 млн. человек (в 1996 году Россия по уровню смертности сравнялась с многими отсталыми африканскими странами), а за год Россия сейчас теряет население крупного промышленного города. Например, в новое тысячелетие Россия вошла с естественной убылью населения в 2000 г. около одного миллиона человек. И сейчас смертность населения Российской Федерации является чрезмерно высокой.

Например, в 2005 году коэффициент смертности составил 16,1 умерших на 1000 населения. Более 30% умерших составляют граждане в трудоспособном возрасте.

Причем, считается, что уменьшение населения страны примерно на 60 % связано с высокой смертностью и на 40 % с низкой рождаемостью. Многие, несмотря на то, что в РФ 80 % населения составляют послевоенные поколения, сейчас считают, что такая высокая смертность в последнее десятилетие ХХ в. – всего лишь логичное продолжение тенденций, которые начали проявляться еще в 60-е гг., что рост смертности обусловлен старением населения, демографическим эхом войны и сталинских репрессий. Если обратиться к послевоенной статистике, то к середине 60-х гг. по уровню смертности и продолжительности жизни РСФСР имела показатели, аналогичные среднеевропейским. Затем и на территории Европы, и у нас началось очень незначительное увеличение показателей смертности.

 

Смертность населения Российской Федерации 1940–2000 гг. на 1000 населения

 

Годы

Значение показателя

Годы

Значение показателя

Годы

Значение показателя

1940

20,6

1975

9,8

1990

11,2

1950

10,1

1976

10

1995

15,0

1952

9,6

1978

10,3

1996

14,2

1954

9,2

1980

11

1997

13,8

1956

7,8

1982

10,7

1998

13,6

1958

7,4

1984

11,6

1999

14,7

1960

7,4

1986

10,4

2000

15,4

1965

7,6

1987

10,5

 

 

1970

8,7

1988

10,7

 

 

 

По данным [2], тогда в развитых западноевропейских странах правительства быстро и адекватно отреагировали на демографический вызов: там была полностью пересмотрена вся стратегия здравоохранения и медицинского обслуживания населения, увеличены инвестиции в медико-биологические исследования, в охрану окружающей среды. Огромную роль сыграла широкая пропаганда здорового образа жизни, которая нашла отклик у населения. Все это дало ощутимые результаты. Еще более красноречивым выглядит сравнение России с Японией. До 60-х годов положение в обеих странах было очень похожим: большое отставание от западных стран до Второй мировой войны по уровню ожидаемой продолжительности жизни и резкое его сокращение в пятидесятые годы. Однако, начиная с 1965 г., различия между Японией и Россией становятся еще более выраженными, чем между Россией и Францией или США. Замечательные успехи Японии в переходе от победы над инфекционными болезнями к контролю над сердечно-сосудистыми заболеваниями резко контрастируют с кризисом смертности, который вот уже 30 лет переживает Россия. 

У нас же во время реализации профилактических программ буйствовало пьянство, увеличилась смертность от внешних причин в результате несоблюдения правил охраны труда. Лишь во времена Горбачева была сделана попытка начать подобные профилактические программы в виде ограничения потребления алкоголя. Несмотря на большое количество отравлений суррогатами и несмотря на негативную оценку современников, неумело сделанная профилактическая программа дала некоторые результаты. По различным оценкам страна сохранила от 500 тыс. до 1,5 млн. граждан в результате сухого закона. Отмена государственной монополии способствовала появлению на российском рынке большого количества фальсифицированных продуктов, вплоть до напитков из технического спирта, резко понизивших относительную стоимость спиртного и тем самым сделавших его еще более доступным, что способствовало росту алкоголизации населения и резкому скачку смертности от алкогольных отравлений. В начале 90-х годов среднегодовое потребление алкоголя в РФ составило 13 л на одного человека в год, в то время как по существующим стандартам ВОЗ ситуация считается опасной, когда потребление превышает 8 л

Однако, следует отметить, что «спасенный сухим законом» контингент по мнению многих наркологов, стал основной жертвой послеперестроечного разгула алкоголизма (наркологическая особенность того времени – тяжелые «роялевские», по названию популярного тогда пищевого спирта, психозы). Возник так называемый «эффект двойной смерти», когда к «обычным смертям» добавились «отсроченные смерти» («остались в живых те, кто должен был бы умереть, но не умер» и дожил до 90-х гг.). Эти предположения во многом подтверждаются тем, что в 90е годы мужская смертность в трудоспособном возрасте была в 4 раза выше женской. Представьте себе, при таком показателе смертности из нынешних подростков, достигших возрасте 16 лет, более 40% не доживет до 60 лет (это сравнимо с расчетам видного отечественного демографа С.А. Новосельского в конце XIX в., тогда вероятность недожития до 60 лет для 16-летних юношей составляла по 50 губерниям европейской России около 43%). Большой вклад в увеличение смертности внес значительный рост самоубийств в 90-е гг. Уровень свыше 20 суицидов на 100000 населения считается высоким. В России в 90-е гг. этот показатель вырос с 26 в 1990 г. до 37 в 2000 г, причем в отличие от мировой практики, больше суицидов было в сельской местности. В конце ХХ века в РФ сложилась уникальная медико-демографическая ситуация, на второе место после заболеваний органов кровообращения в структуре смертности впервые вышли не злокачественные новообразования, а внешние причины, причем именно за счет этой группы причин происходил основной прирост смертности, в особенности у мужчин трудоспособного возраста. Причем подобная структура смертности держалась все последние десять лет столетия, за исключением дух лет перед августовским кризисом 1998 года. 

Однако, несмотря на то, что в первые годы XXI века наметилась положительная тенденция снижения смертности, в первую очередь подобные изменения, по мнению ряда авторов, связаны с все тем же феноменом двойной смерти (только наоборот: те, кто должен был умереть в начале нового века умерли в силу ухудшения социально-экономического положения на несколько лет раньше). До сих пор существуют выраженные этнические различия по смертности среди трудоспособного населения, наибольшая смертность в трудоспособных возрастах наблюдается у русских, казахов и тувинцев, калмыков и якутов, малых народов Севера (в особенности у мужчин). Тува вообще является регионом с одной из самых высоких уровней смертности в РФ. Повышенная доля смертности от травм отмечается также у взрослых мужчин в Калмыкии и Якутии. Самая низкая относительная смертность в трудоспособном возрасте встречается у многих народов Северного Кавказа, а также у немцев. 

Оценить статистическую информацию по смертности достаточно сложно, так как не всегда можно полностью ручаться в ее достоверности. Так, например, в регионах Кавказа часто не регистрируют младенческую смертность, в некоторых отдаленных населенных пунктах ребенка регистрируют только перед школой. Да и сравнить показатели для достоверности практически не с чем. Достаточно ориентировочно, и в основном, только по всей России можно сравнить данные по смертности с данными статистического учета ритуальных услуг. В соответствии с приказом Федеральной службы государственной статистики от 2 февраля 2008 г. № 26 « Об утверждении статистического инструментария для организации статистического наблюдения за деятельностью организации, оказывающей ритуальные услуги» утверждена форма федерального статистического наблюдения N 1-ритуал "Сведения о деятельности организации, оказывающей ритуальные услуги" с указаниями по ее заполнению. В данной форме указывается несколько показателей, по которым можно косвенно судить о смертности – кол-во надгробных плит (однако отсутствует указание на количество захороненных) и основной показателей – количество гробов. Данный показатель должен весьма значимо коррелировать со смертностью, особенно в городах.

В целом можно отметить, что сложившиеся в прошлом десятилетии тенденции смертности не дают оснований для оптимизма. Затяжной, длящийся несколько десятилетий кризис смертности и предопределявшие его факторы создали инерцию, преодолеть которую будет очень сложно. Конечно, экономические и политические реформы постепенно меняют ситуацию и создают новые побуждения и возможности борьбы с ненормально высокой для конца XX в. российской смертностью, позволяют надеяться па рост направляемых на эту борьбу ресурсов и относительную эффективность рыночных механизмов их использования. Но пока реформы идут медленно и болезненно, а их влияние на смертность противоречиво. Поэтому и все имеющиеся прогнозы изменений смертности в России на ближайшие десятилетия весьма пессимистичны. Даже в наиболее благоприятных сценариях, как правило, не предполагается достижения нынешнего уровня западных стран (ожидаемая продолжительность жизни мужчин 72-75 лет, женщин - 78-81 год) и через 10-20 лет. 

 

Список использованной литературы:

1. Немцов А. Потребление алкоголя и смертность в России // Население и общество. – 1996. – № 10.

2. Орлова И.Б. Смертность в современной России: характер и особенности // Социологические исследования. – 1999. – № 9.

3. Материалы конференции ЦНИИОИЗ по смертности (2005 г).

 

Источник: журнал «Медицинская статистика и оргметодработа в учреждениях здравоохранения» № 6/2008.

 

Другие статьи по теме
Категория: Медицинская статистика | Добавил: zakaz (25.08.2017)
Просмотров: 2617 | Теги: Медицинская статистика, смертность населения
Всего комментариев: 0
Яндекс.Метрика